«Вот то, ради чего, собственно, люди потребляют ЛСД, наркотики, идут на смерть, почему они прыгают с парашютом, почему они идут в наемные солдаты, в экстремальные точки едут и т. д., то есть ради определенного праздника, ради праздника с большой буквы, ради праздника экстремального, экзистенциального, мистического праздника, потому что если праздника нет, то эта жизнь […] не нужна».

«А, по мне, так… самое страшное это умереть заживо. Это самое чудовищное, что я могу себе представить… И вообще, мне кажется, что лучше уж (и, главное, красивее) яркое, горькое, испепеляющее и победное мгновение света, чем долгая косно-унылая и прозаично-параличная жизнь».

«Сытый индивидуум, существующий в липкой протяженности будней, надежд, желаний, ожиданий и т. д. и т. п., не сотворит чуда, не остановит мир. На это способен лишь тот, кому нечего терять».

Про это же трек Долгая счастливая жизнь из одноимённого альбома 2004 года.


Случалась ли когда-либо в вашей жизни ситуация, в которой от ваших действий сейчас буквально зависит ваша жизнь? Весьма маловероятно, если вы не военный, и тем интереснее мне было бы услышать эту историю.

У меня такая ситуация в последний раз была сегодня ночью — я укладывал парашют перед прыжком, который состоится в следующие выходные, а до этого делал это на аэродроме непосредственно перед прыжками. От моих действий зависит, откроется ли парашют мягко и даст нормально лететь под ним до приземления, или откроется слишком резко, отчего я потеряю сознание от перегрузки и сломаю позвоночник, или что угодно в промежутке между двумя этими сценариями. Когда занимаешься парашютным спортом, об этом толком не задумываешься — но пару недель назад на жёстком открытии на своей укладке я здорово ударил рёбра, и вспоминаю об этом каждый раз, когда пытаюсь глубоко вздохнуть.

Я давно знал, что у меня что-то не так с укладками, но после того инцидента, пропустив одни лётные выходные, приехал на вторые и ещё пять раз прыгнул на собственной укладке, перед этим детально разобрав её с укладчиками — в выходные было не до того, но после, когда я думаю об этом, становится по-настоящему страшно, до дрожи в ногах.

Когда у парашютиста что-то идёт не так с основным парашютом, ей или ему приходится отцепляться и приземляться под запасным, распространённая традиция тут же дать ей другой парашют и отправить в следующий взлёт, чтобы у человека не было времени подумать, что же сейчас произошло, а когда такая возможность появится, после неудачи и страха у него был как минимум один удачный прыжок, в который всё снова было нормально, и он не мог сделать вывод, что отныне прыжки — это опасно и с этим стоит завязывать. Второй прыжок после проблемного должен помочь не превратить случайность в психологическую травму.

Я оказался в похожей ситуации, у меня есть травматическое переживание из прошлого, но практика показывает, что я нашёл и поправил ошибки в укладке, и при должном внимании оно не должно повториться — что не отменяет того, что у меня подкашиваются ноги, когда я думаю, что могло пойти не так на каждом из пяти раскрытий, что у меня были под собственными укладками.


28 прыжков спустя после исправления укладки просмотром более детального видео ни одного жёсткого раскрытия.

Когда я готовил эту запись к публикации, я наткнулся на статью 2016-го года о том, что переход на парашютный спорт с эффективностью 80% излечивал пациентов от амфетаминозависимости, против 30% эффективности обыкновенного лечения:

The “Adrenaline Instead of Amphetamine” program was launched by Gdańsk’s MONAR association—a center for drug treatment. The purpose of the program was to show some alternatives to using psychoactive substances and to propose replacing these anti-medical behaviors with parachuting. The treatment effectiveness in this center is about 30%, and the program’s effectiveness was 80%.

В моём мире парашютисты — одна большая семья. Я с лёгким сердцем уезжал в другую страну, поскольку знал, что в любой точке мира придя на дропзону смогу найти там новых друзей и встретить старых. Наверное, это потому, что все мы сидим на наркотике сильнее амфетамина.


Пара видео, что я записал в этом сезоне:

Magellan vs Odyssey landings shoot first-person
Odissey 161° turn

К чему всё написанное выше? Подобный опыт помогает абстрагироваться от каждодневной суеты, и взять контроль над своей собственной жизнью. Когда ты каждые выходные оказываешься в ситуации “делай всё для выживания или получи травму”, делать что угодно в карьере или любой другой области, которая для тебя важна, становится значительно проще: ты всегда знаешь, что есть игра с более высокими ставками.

Пока тебя не накрывает, что всё не важно вообще, и вместо офиса надо было бы сейчас сидеть в самолёте.