Прошло полгода с того момента, когда я ушёл служить в армию. Опыт и эмоции уравновесили друг друга, и текст, который я пишу зелёной ручкой в блокнот, на этот раз увидит свет.

В двух словах, армия — катализатор. Здешние условия и продолжительное время службы (хотя окружающие меня люди сходятся на том, что год службы — ничто в сравнении с прежними двумя) определённым образом влияют на человека, и я думаю, что результат этого влияния зависит от человека, отправной точки, того, каким он был на момент призыва, наличия или отсутствия у него силы воли,опыта социальных взаимодействий, жизненного опыта, и других факторов.

Итак, 65 межрегиональный учебный центр подготовки младших специалистов связи, “65 МРУЦ”, в/ч 41516 (воинская часть).

Порядок жизнедеятельности нашего батальона таков: военкоматы в начале призыва вербуют людей с высшим, высшим неоконченным или средним профессиональным образованием (если таковых нет — набирают и вчерашних школьников), и оформляют на них первую форму допуска к секретной информации, наивысшую из существующих (про запас — во многих случаях хватает безобидной третьей), после получения которой на пять лет человек становится невыездным (выезды за границу после запроса о том, к каким сведениям имелся доступ; хотя на практике я слышал об ином — мой друг получил эту же форму доступа, поскольку работал с той же аппаратной, что и я, и через три месяца после увольнения в запас он получил загранпаспорт, и ездил отдыхать за границу).

Призывник по повестке приходит в военкомат, получает окончательное время отправки и вторую повестку (время — близкое к окончанию призыва). По ней — военкомат, автобус в сборный пункт, откуда его с десятком-другим людей забирает офицер из нашей части. Он выбирает личные дела из призывников с допуском. Мои приключения до этого этапа находятся в категории “Армия”.

Далее рядовой (звание записывается в военный билет перед убытием из сборного пункта, люди включаются в приказ военкомата о присвоении воинского звания от этого дня; год службы начинает свой отсчет с этого дня, хотя до этого люди ждут на сборном пункте по нескольку дней) приезжает (порой весьма забавными путями, смотрите фильм “ДМБ”) с сопровождающим его офицером в часть, где приехавшая группа, как правило, делится на три, и он попадает в конкретную роту.

Забавный момент — в зависимости от того, в какую роту попал человек, он четыре-пять месяцев будет изучать ту или иную военную специальность. в случае нашего батальона цифра напротив фамилии солдата в списке определяет, выучится он на телеграфиста или телефониста. Всесильный Случай берёт солдата под своё крыло и не отпускает до увольнения в запас (фаталисты скажут, что и дальше он не оставляет человека без присмотра, и я не стану спорить).

Дальше четыре-пять месяцев учёбы, выделение из рядов курсантов лучших и отстающих, и — кульминация — распределение. Во время распределения в часть приезжают “покупатели” и забирают (после предварительной беседы и изучения анкеты) солдат в свою часть. А надобятся они во всех видах войск, в том числе и в ГРУ, и на узлах связи — выпускник-телефонист или телеграфист будет работать с той аппаратурой, с которой его учили, а не отправиться класть рельсы, как его неудачливый собрат-морзянщик.

Часть людей (до девяти на роту) остаётся в “учебке”, дабы занять должности командиров отделений в звании младшего сержанта, ещё несколько людей на должности писарей в штабе, фотографов, “чердачников”, и в полевой узел связи при части. В итоге, основная часть людей дослуживает после “учебки” в войсках, остальные (подразумевается, лучшие из лучших) — остаются, дабы наставлять очередное молодое пополнение курсантов.

Армия — иерархическая организация, у каждого есть непосредственный начальник, и я приведу часть организации для понимания общей картины. Наибольшая ячейка, в пределах которой действуют единообразные правила и нравы — батальон, управляемый командиром батальона. Ниже по иерархии находятся три роты со своими командирами, внутри роты — три взвода с командирами из числа офицеров. Низший уровень — три отделения во взводе, управляемые сержантами(сержантский состав — четыре звания от младшего сержанта до старшины, прослойка между солдатами и офицерами, дабы те не марали рук). Сержантский состав состоит из подписавших контракт и солдат-срочников, проявивших свои способности в управлении людьми или иной полезной для роты области. Как вы уже догадались, я отношусь к последним.

Остановлюсь подробнее на пяти месяцах обучения.

Новобранцев первое время активно “качают”, т.е. заставляют отжиматься, приседать, стоять в упоре лёжа, в “полтора”, и делать иные увлекательные и полезные для физической выносливости вещи. Цель этих мероприятий — сломление духа и выработка у новобранца покорности и подчиняемости. Спустя месяц после приезда начинается учёба, и вчерашний выпускник ВУЗа с жаром или без него начинает обучаться воинским дисциплинам, общевойсковым и по специальности (например, такие, как тактическая подготовка, специальная, техническая, огневая, физическая, военно-медицинская, общественно-государственная подготовки, общевоинские уставы, основы выживания). Всё это время он должен учить разнообразные обязанности и связанные со специальностью вещи, время от времени работать в личное время и ночью на благо роты, не забывая бегать, прыгать, “качаться” и быть на регулярной основе оскорбляемым сержантским составом. Так проходят пять месяцев, после чего он с чистой душой отправляется в войска.

Его менее удачливый сослуживец эти пять месяцев работает за троих, спит по пять-шесть часов,а после распределения остаётся в компании своих злейших врагов — сержантов старого призыва. Через какое-то время они уезжают, он становится младшим сержантом, приезжает молодое пополнение, и всё начинается с начала. Представьте так же, что сержанты презирают курсантов, те их в ответ ненавидят, добавьте к этому ссоры среди курсантов и конфликты надоевших друг другу сержантов, и вы получите красочную картину происходящего год за годом, период за периодом.

Ради справедливости скажу, что в середине нулевых эта часть была первой по смертности в Подмосковье, но с тех пор нравы стали мягче, курсантам становится проще год от года, а сержантам — сложнее. Например, на данный момент травма — чрезвычайное происшествие, требующая написания объяснительной об обстоятельствах её получения.

Word from the future: Спустя месяц после увольнения в запас я не написал второго поста, и не напишу его. Внутренняя кухня на то и внутренняя, полгода назад я написал достаточно.

Интересно? Свежие записи блога — в RSS.